Андре Моруа: Две различные манеры любить

3_1Давние читатели журнала Стрекозы знают о моей привязанности к Андре Моруа и его "Письмам незнакомке". Моруа пишет легко, непринуждённо, очень изящно. Его "Письма незнакомке" для меня - это словно продолжение размышлений Стендаля в трактате "О любви". Много ненавязчивых поучений, занятных мыслей о чувствах простых и очень важных для каждого человека. Сегодня для вас - ещё одно письмо Андре Моруа. О двух различных манерах любить. 

"Однажды Виктор Гюго, когда в его присутствии заговорили о жизни и о том, что в ней по-настоящему важно, сказал, что, по его мнению, поистине дорога не слава, не состояние, не талант, но возможность любить и быть любимым. И он был прав. Ничто не имеет для нас цены, если этого нельзя разделить с тем, кто любит нас, любит от всего сердца; однако и эта любовь принесёт нам мало радости, если мы не отвечаем на неё взаимностью.

Нет необходимости, чтобы любящих нас людей было очень много. Я всегда полагал, что можно чувствовать себя счастливым в самом маленьком городке, даже в каком-нибудь оазисе в Сахаре, если там с тобой будут два или три преданных друга. И наоборот, глава государства или прославленный артист вряд ли могут познать счастье, если возле них нет хотя бы одного живого существа, в присутствии которого можно сбросить маску. Потому-то так огромна роль, которую играли в жизни выдающихся людей наперсники, жёны, возлюбленные. "Я так одинок", - жаловался мне один известный всему миру человек, окружённый целой свитой. Любовь - сыновняя, супружеская или рождённая дружбой - разбивает оковы одиночества.

Однако существуют две различные манеры любить.

Первая - когда любят для себя, иначе говоря, испытывают привязанность к другим людям за то, что вам даёт их любовь.

Встречаются женщины, которые весьма искренне любят мужа, ибо он создаёт вокруг них атмосферу надёжности, окружает их заботой и приносит им радость, но любят они его только потому, что не представляют себе, как бы они обходились без него. Он им необходим; он печётся об их счастье и о счастье их детей; он - средоточие их жизни. Но его собственная жизнь занимает их очень мало; они не задаются вопросом о том, есть ли у него иные желания, иные нужды; они находят естественным, что он тратит свой короткий век, устраивая их счастье.

Мужей и любовников такого рода также хватает; они любят женщину за то, что она им даёт, и никогда даже не пытаются заглянуть ей в душу.

Дети почти всегда любят своих родителей именно так. Отец для них - это тот, на кого всегда можно положиться; мать - неизменно снисходительная советчица. Но многие ли всерьёз озабочены тем, как облегчить бремя родительских забот? Вот что я именую любовью для себя.

Любить другого ради него самого - значит думать не о том, что от него получаешь, но о том, что ему даёшь. Для этого надо так тесно связать свою жизнь с его жизнью, так полно разделять его чувства, чтобы его счастье стало и вашим.

Не думайте, что такая любовь редка. Многие родители больше радуются успехам детей, нежели своим собственным. Я знал множество супружеских пар, где муж и жена жили друг для друга. Есть много примеров самой возвышенной дружбы. Бальзак описал подобную дружбу в "Кузене Понсе" и в "Обедне безбожника". В подлинной дружбе куда больше заботливости, нежели требовательности. Вот что я именую любовью ради других.

Важное свойство бескорыстной любви в том, что она приносит больше счастья, нежели любовь или привязанность для себя. Отчего? Оттого что человек так создан: забывая о себе, он скорее обретает счастье. До тех пор пока думаешь только о себе, живёшь во власти сомнений и неудовлетворённости, постоянно размышляешь: "Достиг ли я в жизни всего, чего мог? Какая оплошность привела меня к тому положению, в каком я нахожусь? Что обо мне думают? Любят ли меня?"

Как только другой (или другая) сделался средоточием твоей жизни, всё становится на свои места. В чём наш долг? Составить счастье того, кого любишь. С этой минуты жизнь наполняется смыслом, и этот смысл отныне становится её сердцевиной. Невыразимое блаженство, даруемое верой, увы, доступно не всем. Но и земные привязанности сладостны и драгоценны. Прощайте."

3_2