Лев Ландау и его "брачный пакт о ненападении"

2_0Всё, что касается физико-математических наук, для меня - Terra Incognita. Хорошо помню, как весь класс содрогался от смеха, когда на уроке физики я рассказывала устройство трансформатора. Ну не дано мне это понять! К физикам я отношусь с благоговением и безропотным почтением, но информацию о них усваиваю только тогда, когда она преподносится в "лирическом ключе". Часто ли бывает такое? Бывает. Например, в журнале "Психология и Я" за декабрь 2012 года, который я обычно просто пролистываю, меня задержала статья об академике Льве Ландау, написанная учительницей из Киева Викторией Довгань ("Психология и Я", 2012, №12, с. 22-23). Я не пожалела, что потратила время на её прочтение. Правда, представления о любви и браке у меня совсем другие. Но в каждой избушке - свои погремушки... 

Свою будущую супругу Кору Дробанцеву, выпускницу химического факультета, Ландау увидел на университетском балу. Не отходил от неё весь вечер, танцевал только с ней, боясь, что уведут. Пошёл провожать и искренне восхищался её красотой, твердя: "Красота - больше, чем талант".

С того вечера Лев настойчиво "вклинивался" в жизнь Коры: осыпал её цветами, стихами, комплиментами. Между тем, серьёзные намерения молодой учёный проявлять не спешил - придерживался теории, что человек должен быть свободным, а брак этому препятствует.

Он хотел, чтобы Кора была его любовницей, мечтой, феей. Девушку же пугало словосочетание "свободная любовь". Но обаяние Ландау, его чистота, напор и молодость одержали победу. По настоянию Льва, влюблённые заключили "брачный пакт о ненападении". Вот его пункты:

1. Брак - это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью.

2. Влюблённым запрещено ревновать и лгать друг другу.

3. За кислый вид полагается штраф.

4. Основная обязанность человека - быть счастливым.

Главная суть документа заключалась в том, что мужчина и женщина имеют право на личную жизнь даже в браке. Скрывать измены Ландау не хотел, в фальши жить не мог. Но и в верности - тоже. Поэтому и призывал Кору следовать его примеру, говоря ей: "Ты на моём пути встретилась такая, ну просто женское совершенство. Ревность в нашем браке исключается, любовницы у меня обязательно будут! Хочу жить ярко, красиво, интересно".

Кора дала слово, что не будет ревновать. Но вскоре нарушила обещание. Случилось это так: как-то Дау влетел в её комнату и объявил: "Корочка! Сегодня я вернусь не один. Ко мне придёт отдаваться девушка. Я ей сказал, что ты на даче. Сиди тихонечко или уйди. Встретиться вы не должны. Пожалуйста, положи в шкаф свежее постельное бельё".

Неодолимое, жгучее любопытство охватило Кору, и она спряталась в шкафу с бельём. А когда Дау открыл дверцу, она молча вышла, гордо подняв голову. Дау был возмущён таким посягательством на его свободу, и раскаявшаяся Кора умоляла о прощении. Дау недоумевал: "Глупая, дурочка, ты самая драгоценная, я не могу тебя разлюбить! Я был уверен, что ты меня любишь, ты для меня ничего не жалеешь! И вдруг ты пожалела для меня какую-то совсем ненужную тебе девушку. Где логика? Если я стал преуспевать у девушек, ты должна радоваться моим успехам".

Впоследствии Кора не раз пожалела о том, что приняла "пакт о ненападении". Но о том, что вышла замуж за Льва Ландау - никогда. "Моя любовь к нему была прекрасна. Это она, моя любовь, подняла меня в небывалую высь, поставила рядом с гением, заставила шагать по кривым дорогам жизни. Шагать с ним в ногу было немыслимо. И я стала петлять..." - гораздо позже напишет Кора в своей книге "Академик Ландау. Как мы жили".

В 1962 году Ландау попал в автокатастрофу. По сути, его жизнь разделилась на "до" и "после" аварии. А история любви и ревности Коры закончилась. Ревновать тяжелобольного мужа больше не было смысла. Его надо было лечить, ставить на ноги и надеяться на исцеление. Но чуда не произошло. Ландау выжил, но в науку так и не вернулся. Нобелевскую премию он получил совсем больным человеком, и это была его последняя победа. Спустя шесть лет после аварии его не стало. А книга, которую Кора Ландау написала уже после смерти знаменитого мужа, в 1968 году, поражает своей откровенностью и в наши дни.

2_1

Из письма Ландау жене:

"Корунечка, любовь моя. Звонил тебе на прощание ещё несколько раз с вокзала, так хотел услышать твой чудный голосочек, но не дозвонился. Очень смешно читать твои письма, в которых ты волнуешься по поводу моей любви к тебе. Ведь я просто по временам с ума схожу от любви к тебе, ведь ты такая изумительная, тебя вообще трудно не любить. А о других ты зря волнуешься. Подумай, Корунечка, ведь мы живём всего только один раз и то так мало, больше никакой жизни не будет. Ведь надо ловить каждый момент, каждую возможность сделать жизнь ярче и интереснее. Пойми, Корунечка, эта жадность к жизни ничем не мешает моей безумной любви к тебе. Крепко целую серенькие глазки. Дау".