Жан-Клод Кауфман и его зелёная рубашка

1_0Я уже помещала в своём журнале заметку Жана-Клода Кауфмана "Чувство локтя на подлокотнике", мотивируя это тем, что она касается темы личного пространства человека, входящего в круг моих интересов. Заметка Кауфмана о зелёной рубашке, которая будет сегодня, показалась мне незавершённой, но проблема в ней диагностирована верно. Мой муж, например, всё время что-то теряет, ищет и не утруждается помнить, что и куда положил. Почему? Потому что есть я - жена, женщина, главная по порядку. 

Причём в этом плане события у нас развиваются, как правило, по трём типичным сценариям.

1. Что-то (бумажник, журнал, отвёртка нужного диаметра и т.д.) только что здесь лежало и вдруг куда-то пропало, делось, запропастилось, испарилось. Всё поднимается вверх дном. Вещь находится на следующий день в совершенно неожиданном месте.

2. Или: "Ты не помнишь, куда я положил ту квитанцию?" От меня в данном случае требуется точная последовательность следующих действий, иначе не оправдаю доверия: а. Немедленно понять, о какой квитанции идёт речь. б. Указать место её нахождения. в. Ласково сказать: "Вот она, дорогой! ".

3. Разновидность первого сценария: "Куда ты дела (положила, переложила, убрала) мой бумажник, журнал, отвёртку нужного диаметра и т.д.?

Я не ропщу. Не обижаюсь. Не сержусь. Тем более не раздражаюсь. Сейчас вы прочтёте про имплицитную память. С ней у меня всё в полном порядке. Как и у большинства женщин. А у мужа эта память намного слабее. Как и у большинства мужчин. Зато он помнит, что организм человека - это 60 миллиардов клеток, а площадь лёгких человека равна размеру футбольного поля. И знает массу Солнца. И мне с ним интересно. Потому быт с его рубашками - серыми, белыми, в полоску и в крапинку - уходит на задний план. А зелёные рубашки он не носит. Может быть, в этом всё и дело?

КУДА ТЫ УБРАЛА МОЮ ЗЕЛЁНУЮ РУБАШКУ?

Перераспределение домашних дел между мужчинами и женщинами по-прежнему идёт с черепашьей скоростью, утверждают демографы. В таком темпе должны пройти века, прежде чем наступит равенство.

И это при том, что ничего не было сказано о самом худшем. Ведь исследователи считали только время, затрачиваемое на ручной труд по хозяйству, но не умственную нагрузку. А в этой области неравенство неизмеримо сильнее: у женщин в голове вся жизнь семьи, они думают о мельчайших деталях каждое мгновение, даже на работе. "Что я приготовлю на ужин сегодня вечером? Если я отварю девочкам шпинат, они его оставят на тарелках. Ну ладно, сдаюсь, придётся опять делать картошку фри..."

Всё взвешивается и перемешивается: познания в области питания (картошка фри - это плохо), выбор с точки зрения человеческих отношений (дети будут довольны), возможное чувство вины, если третий раз за неделю приготовить замороженную пиццу.

Близкие понятия не имеют об этой интеллектуальной нагрузке, когда простодушно спрашивают: "А что у нас сегодня на ужин?" Но это быстро забывается, если они довольны. Пары слов "как вкусно! " хватает, чтобы прошла усталость.

 Нет, самое изнурительное в другом - в невидимом глазу управлении порядком вещей.

Специалисты в области познания говорят об "имплицитной памяти": мы бессознательно сохраняем идеальный план всех вещей из нашего семейного обихода. А их несчётное множество, громадная разномастная армия тюбиков, трусов, очков, тетрадей.

Когда всё идёт как надо, нет нужды размышлять. Например, о том, где находится миска для завтрака. Потаённый план приводит в движение тело. Достаточно, едва проснувшись, протянуть руку к шкафу. Но увы, картина портится, если вещи нет на месте, предусмотренном имплицитной памятью.

Причём особенно тяжело женщинам, поскольку они ментально складируют не только свои вещи, но и вещи других - детей и мужа.

 В женских мыслях громоздятся три уровня нервного напряжения и умственной усталости.

Первый связан с упорно пропадающими собственными вещами (это очень нервирует, но в данном случае сражение идёт только внутри).

К нему добавляется умственная нагрузка из-за вещей мужа (это ещё больше раздражает, но женщина сама согласилась на эту домашнюю роль). Приходится разбирать по парам все эти противные носки, чтобы супруг не разгневался, доставая их из ящика.

1_1

И наконец, последний уровень, самый ужасный, подлинно драматический - когда муж сухо осведомляется: "Куда ты убрала мою зелёную рубашку?!", а жена-то чувствует, что он мог бы не хуже неё знать, где лежит эта проклятая рубашка. Разница со вторым уровнем может показаться ничтожной, однако она критически важна. Дьявол, как прекрасно известно, таится в деталях.

 От Стрекозы. Не мешало бы выделить ещё и четвёртый уровень - для детской забывчивости. Та ещё нагрузка на бедную женскую голову!