Рефлексирующий персонаж Алексей Серебряков...

Рефлексирующий персонаж Алексей Серебряков…

Мне нравятся северное небо, северные страны, северные люди, северные внешности и характеры. И ещё нравится серебро — благородный металл серебристо-белого цвета. И всё это, что мне нравится, удачно сочетается в личности Алексея Серебрякова — актёра, который, естественно, мне очень нравится. И не только потому, что представляет для меня образец «северности», но и потому, что талантлив, не суетлив и очень своеобразен. 

 «Я лет с двадцати мечтал о доме, жене и детях. А когда встретил Манечку, то так её полюбил, что понял — это брак, который совершается на небесах. Даже если вокруг будет полное дерьмо, знаю, что у меня есть этот маленький мир, где я могу закрыться и чувствовать себя совершенно счастливым».

 «Когда ты знаешь, что любишь, что отдашь жизнь за близких людей, то всё остальное становится просто игрой ума. Вот сидит у меня на руках мой сын, и я понимаю, что за него порву глотку любому. Остальное — пустая болтовня».

 «Когда сталкиваюсь с человеческой болью в любом её проявлении, не стесняюсь своих слёз».

 «Что такое интеллигентность? На мой взгляд, наиболее точно это понятие расшифровал в одном из своих романов Дмитрий Быков: «Интеллигентность — это умение видеть чужое неудобство».

 «Наша интеллигенция — не г…, хотя многих её отдельных представителей иначе не назовешь. Интеллигентом в том высоком смысле слова, которое подразумевает не только образованность, но и наличие совести, может быть мужик в деревне».

 «Говорят, что у меня публичная профессия. Я с этим в корне не согласен. Публичная работа — это быть политиком или эстрадной звездой».

 «Не уверен, что искусство чему-нибудь учит, чему-то помогает. Помогать должны врачи и учителя. А искусство лишь констатирует и наглядно демонстрирует те боли и болезни, которые у нас имеются».

цитаты Алексея Серебрякова «Сегодня актёр не может прокормить себя профессией, если он не персонаж светской хроники и не устраивает чёса по Западной Сибири, где нефтяники готовы тысячу долларов выложить за один его выход на сцену. Молодёжь, рвущаяся в актёрские вузы, должна понимать, что, может, и официантами придётся поработать».

 «Я не знаю, что такое вдохновение. Я работаю по команде «Мотор! «

 «Плюс популярности — в том, что, когда нужно, ты можешь пробиться в кабинет и получить справку. А минус — обязанность обниматься с незнакомыми людьми и ждать, когда сработает фотоаппарат. Я в том возрасте, когда, слава Богу, уже не хлопают по плечу».

 «Есть режиссёры, у которых надо сниматься, — даже при условии, что ты вообще ничего не поймёшь. Они сохраняют представление о кино как об алхимии».

 «Между людьми, которые проводят на съёмочной площадке по двенадцать часов, должна быть как минимум симпатия. Если возникает антипатия — это очень напрягает кинопроцесс и создаёт неприятную атмосферу. Но даже в таких условиях можно работать, просто надо подключить максимум терпения. А я очень терпеливый человек, и не только в работе».

 «Дружба не появляется по заказу, а строится на общих интересах, комфортности общения. Профессия здесь не имеет значения. Давние приятельские отношения у нас с Дмитрием Певцовым, Леонидом Громовым и Сергеем Векслером. Кстати, с Лёней дружим уже более двадцати лет, он крёстный отец моих детей. Иногда позволяю себе выпить с ребятами по рюмочке водки. Но нет ничего отвратительнее пьяного популярного артиста! Поэтому стараюсь знать меру и всегда сохранять человеческий облик».

 «На экране я очень убедителен в злобе, но никогда не испытываю её в реальной жизни».

 «У меня не так много наград. К тому же я совершенно равнодушен к количеству и престижности призов. Не считаю кино спортом и не согласен с тем, что в кинематографе существует критерий «лучший — худший», «сильнее — слабее». Картины живут своей жизнью: в ком-то из зрителей они находят отклик, в иных — нет, несмотря на качество картины. Поэтому все призы — пустой звук и в большей степени — ярмарка непонятного тщеславия.»

 «Не вспоминаю об обидах, делаю свою работу, потому что она — источник существования для меня и моей семьи. Не вижу повода пенять на судьбу, поскольку моя актёрская жизнь складывается довольно успешно. Режиссёры эксплуатируют то, что у меня неплохо получается: некая жёсткость, мужественность, злоба, агрессия. Есть и другие роли, просто эти картины не всегда выходят на большой экран, а появляются на DVD ограниченным тиражом».

 «Претензии к искусству по части достоверности снимаются очень просто: правда не тождественна истине. Если вы смотрите на героя на крупном плане и у вас комок в горле — это художественная истина, вы сердцем подключились к картине, и цель её достигнута».

семья Алексея Серебрякова

«У меня растут трое детей. Когда они спросят: чем ты, папа, всю жизнь занимался? — я покажу им несколько картин: «Серп и молот» Ливнева, «Нелегал» Фрумина, «Перегон» Рогожкина. И «Груз 200» Балабанова. «Обитаемый остров», пожалуй, нет. Впрочем, они его и без меня посмотрят».

 «Кино сейчас — фабрика по производству товаров народного потребления. Допустим, ты производишь мебель. Тебе хотелось бы сделать что-то красивое, изящное, устремлённое ввысь. Но надо помнить, что если у людей пятиметровые кухни, то ничего, кроме убогого «уголка», туда просто не влезет».

 «Не очень люблю, когда на меня смотрят. К камере ещё как-то могу привыкнуть, поскольку начал в тринадцать лет, — но зрительный зал… Я не хочу нравиться. Я не хочу прислушиваться к реакциям. Следовательно, лучше мне играть в кино».

 «С большим подозрением отношусь к людям, которые говорят: «Я знаю, куда идти, идите все за мной». Я лично знаю только, куда свою семью вести».

 «Гамлет подходит мне — или, точней, я ему — больше, чем все эти герои, в масках которых я чаще всего существую. Решительные такие. А в жизни я персонаж рефлексирующий».