Вот дом, который построил …

Вот дом, который построил …

Джек… — сразу скажете вы. Нет, не Джек. А Чарльз Диккенс, например. Или Генрик Ибсен. Антон Павлович Чехов. Другие пленники сочинительства — именитые или рвущиеся к признанию. Надо сказать, что дома, созданные фантазией писателей, ничем не отличаются от домов, существующих наяву: они могут быть уютными или постылыми, светлыми или мрачными, тёплыми или холодными, одни из них — не хочется покидать, из других — скорее бы унести ноги. Во всех этих домах — свои призраки, скелеты в шкафах, слоники на комодах, свои драмы, за которыми можно наблюдать, словно в замочную скважину. Впрочем, почему, словно в замочную скважину? Все авторы книг-домов радушно приглашают читателей к себе в гости — иначе для чего они старались: строили, возводили башенки и мезонины? Заходите, осматривайтесь, знакомьтесь с хозяевами, проникайтесь их проблемами, сочувствуйте им, негодуйте, радуйтесь. Главное — не пожалеть, что забрели на огонёк… 

Читать далее

Раз, два, три, четыре, пять, вышли книги погулять…

Раз, два, три, четыре, пять, вышли книги погулять…

Однажды зайчик решил погулять. Он весело топал по дорожке, считая свои шаги. И вдруг на его пути возник охотник. «Пиф-паф», — прогремело ружьё охотника. «Ой-ой-ой,»- только и успел ответить зайчик. Домой он не вернулся. Эту душераздирающую историю знают все, кто умеет считать до пяти. Правда, не всем известно, что придумал её пролетарский поэт Демьян Бедный и описал в своём стихотворении «Пойдём!!!» Сегодня на прогулку в моём журнале выйдут книги — знаменитые и добротные, заглавия которых можно рассчитать по порядку — от одного до пяти. Только, в отличие от зайчика, каждая из них вернётся на книжную полку целой и невредимой. Вернётся и будет ждать, когда очередной читатель возьмёт её в руки, откроет на первой странице и уже не сможет оторваться от неё до утра.

Читать далее

Лёгкий книжный ужин

Лёгкий книжный ужин

После «Шоколадного чтива» я решила не затягивать с обещанными мужу котлетами. Захотелось сделать ему приятное. Показать, как много значит для меня его мнение. Пусть порадуется! Но оказалось, что с котлетами в беллетристике всё намного хуже, чем с шоколадом. Котлетных названий книг я не вспомнила и не нашла. Я решила приготовить сегодня лёгкий книжный ужин с вполне реальными шоколадными прихотями в конце трапезы. Отведать могут все!

Читать далее

Шоколадное чтиво

Шоколадное чтиво

15 книг о жизни «в шоколаде»

«Шоколад — словно символ лёгкой,
искромётной настоящей жизни, которую нельзя
укротить никакими запретами».
(Казанова).

Заразительно делать книжные обзоры по темам. Прошлый раз, если помните, были книги с птичьими названиями*. Сегодня я снова решила настроить своих близких на литературные воспоминания. Но ничего не получилось. Шоколадная тема — а это была именно она — никого не вдохновила.

«Нет, — недовольно заявил муж. — Давай лучше о котлетах. И на сковородке». Я сразу поняла свою ошибку — надо было сначала покормить человека, а потом приставать к нему с посторонними вопросами. Остальным тоже было не до меня. Но я решила не огорчаться: вынула из сумки плитку шоколада, нежно посмотрела на неё, предвкушая, как сейчас от неё ничего не останется, и взялась за дело.

Читать далее

Андре Моруа: Две различные манеры любить

Андре Моруа: Две различные манеры любить

Давние читатели журнала Стрекозы знают о моей привязанности к Андре Моруа* и его «Письмам незнакомке».

*ссылки на другие статьи о творчестве Моруа внизу страницы.

Моруа пишет легко, непринуждённо, очень изящно. Его «Письма незнакомке» для меня — это словно продолжение размышлений Стендаля в трактате «О любви». Много ненавязчивых поучений, занятных мыслей о чувствах простых и очень важных для каждого человека. Сегодня для вас — ещё одно письмо Андре Моруа. О двух различных манерах любить.

Читать далее

Антон Павлович Чехов и его руководство для желающих жениться: Актуальные проблемы

Антон Павлович Чехов и его руководство для желающих жениться: Актуальные проблемы

Гениальный русский писатель, драматург Антон Павлович Чехов — очень ироничный, умный и тонкий — был женат всего лишь три года в конце своей недолгой 44-летней жизни. И это несмотря на то, что его постоянно окружали очень яркие и талантливые женщины, в основном — служительницы литературы и искусства.

Читать далее

Это сказал Виктор Пелевин

Это сказал Виктор Пелевин

Глядя на лошадиные морды и лица людей, на безбрежный живой поток, поднятый моей волей и мчащийся в никуда по багровой закатной степи, я часто думаю:
где Я в этом потоке?» 

Чингиз Хан (Эпиграф к роману  В. Пелевина «Чапаев и Пустота»).

Виктор Пелевин — великолепный современный русский писатель-философ, личность сложная и загадочная. Настолько загадочная, что однажды возникло предположение, будто он — фигура вымышленная, в реальной жизни не существующая, а его книги написаны компьютером. Всё это ерунда, конечно. Виктор Пелевин есть, он много и интересно пишет, его книги и статьи — всегда в центре публичного внимания, хотя оцениваются неоднозначно. Я не отношусь к восторженным поклонникам творчества Пелевина, многого в нём не понимаю и не принимаю, но то, что понимаю и принимаю, поражает меня своей мудростью, небанальностью. Без Пелевина было бы скучно.

Читать далее

Ты и Я

Ты и Я

Маленькая июньская коллекция стихов о любви

«Любовь выскочила перед нами, как из-под земли
выскакивает убийца в переулке,
и поразила нас сразу обоих!»
(Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита»).

Читать далее

Минуты отдыха вместе с Басё

Минуты отдыха вместе с Басё

Великий японский поэт Мацуо Басё, появившийся на свет 1664 году и названный при рождении Киндзаку, и сегодня хорошо известен всем любителям восточной поэзии, многими любим, мною в том числе.

Читать далее

Пернатый мир книжных полок

Пернатый мир книжных полок

Весна бушует, веселится. Птички целыми днями напролёт всякие радостные трели выводят. И захотелось мне что-нибудь рассказать об этих замечательных созданиях. Например, сделать маленький обзор книг с «птичьими» названиями.

Для начала я решила узнать, а что про такие книги известно моим близким. 

Читать далее