Что значит моделировать вкладки

Что значит моделировать вкладки

С чувством глубокой благодарности

 к моему психотерапевту.

Жила-была Девочка, которая боялась зубных врачей. Подумаешь, скажете вы, все их недолюбливают. Но она не просто боялась – в кабинете она цепенела, как кролик перед удавом и плохо понимала суть происходящего.

Началось еще в детстве. Девочка училась в огромной школе, где в отдельном кабинете стояла старая, даже по советским меркам, бормашина. Два раза в год там появлялись стоматологи. И младшеклассников, под конвоем школьной медсестры, водили на профосмотры. Избежать этого ужаса было нельзя. А может и можно, но Девочка не знала как.

Многим ее одноклассникам везло, а вот у нее всё время находили на зубах «темненькие пятнышки», которые надо было срочно сверлить.

По этой ли, либо совсем по другой причине, к 14ти годам у Девочки не было нервов в двух зубах, и одного коренного зуба.

Девочка росла, и стала взрослой Женщиной, хорошей Мамой, уважаемым Специалистом – она выросла во всём, что не касалось зубов.
Они разрушались, и к стоматологам по-прежнему попадала испуганная зацепеневшая Девочка. Она научилась прятать свой страх, даже отвечала как надо на вопросы врача. Но ее мышцы и разум были напряжены в этом кресле, в ожидании стоматологических пыток.

Со временем зубы, ранее лишенные нервов, начали разрушаться и болеть. Их вырывали один за другим, пока не настала пора установить протез. Так Девочка попала к протезисту. Замечу, что дело было в частной клинике.

Установка протезов — дело долгое, неприятное, но вполне терпимое.

Пока не случилась эта история.

В ходе протезирования из очередного зуба пришлось удалить нерв, и протезист сказал прийти к нему на следующий день после удаления. Желая морально подготовится к завтрашним процедурам, Девочка спросила у врача, что он будет делать. 

«Только вкладки отмоделирую, и все» — ответил тот. Как же потом Девочка пилила и укоряла себя за то, что не посмотрела в интернете, что означает это выражение! Может фраза «и всё», сказанная врачом, успокоила её?

Придя на завтра к протезисту, она увидела бор и испуганно спросила: «Что вы собираетесь делать».

— Вкладки моделировать, — безучастно ответил врач.

— А бор вам зачем???
— Два нижних передних зуба буду спиливать.

Девочка напряглась. Стараясь быть спокойной, она спросила:

— Почему вы не предупредили меня, что будете пилить зубы?

— Я говорил, что буду вкладки моделировать — равнодушно ответил тот.

И тут Девочку прорвало. Совершенно неожиданно из глаз покатились слезы, она повысила голос: «Я не врач, откуда я знала, что это ваше «моделирование» означает спилить два зуба. А как я буду есть, говорить — у меня уже нет двух верхних передних зубов, теперь еще и внизу двух не будет?»

— Я говорил, что буду вкладки моделировать, — точно таким же равнодушным тоном повторил врач.

 Девочку это жутко разозлило, и она начала кричать: «А вы могли мне сказать об этом, чтобы я хотя бы морально подготовилась?»

 Слезы душили ее, быть Хорошей Девочкой не получалось, она разрыдалась совершенно по-детски – громко и безнадежно.

Впервые за все время на лице протезиста отобразилась какая-то эмоция. Кажется, это было удивление со смесью «скорей бы всё закончилось». То, что он сказал, совсем порвало Девочкино восприятие реальности.

— Чего вы орете, я вам временные коронки поставлю, — сказал он.

Она остолбенела. Возможно, врач ожидал, что его предложение успокоит Девочку. Но это разозлило ее еще больше.

«Почему вы сразу не сказали, что можно поставить временные коронки? Вы же даже не предлагали мне такой вариант» — слезы высохли, гнев усилился. А он спокойно пожал плечами и сказал: «Ну, вот… сейчас предложил…»

Он пилил зубы, она пилила себя: «вот дура, истерику устроила, могла бы прочесть про эти дурацкие вкладки, может там и про коронки было бы написано».

О, это было еще не всё представление. Спилив оба зуба до основания, протезист взял тонкий бор.
«Зачем?» — воскликнула девочка. Опять абсолютно равнодушно, он сказал:

— Каналы буду сверлить.

«И в том зубе, где нерв вчера удаляли?» — уточнила Девочка.

— Ну да, а как иначе я вкладки поставлю? – удивился врач.

— Бли-и-и-н, — закричала девочка, — вы что издеваетесь, почему вы мне не рассказали ВСЁ??? Вы говорили, что только спилите зубы.

Ответ был шикарный: «А без сверления каналов вкладки не отмоделируешь».

Оказалось, что безобидное слово «вкладки» означает  жуткое, знакомое по предыдущему лечению слово «штифт».

Такая железная конструкция. Она вставляется в канал и на нее потом крепится коронка.

«Откуда я могла это знать, — кричала и рыдала Девочка, — я же не стоматолог! Вы реально издеваетесь надо мной».

Эта тирада, кажется, его вообще не тронула, он ровным голосом спросил:

-Будем сверлить или нет?

Только тот, кому сверлили вчера запломбированный канал, сможет понять, что это «сверление» означает адскую боль.

Да мы вам сейчас укольчик сделаем, что такого? Но это было выше ее сил.

— Какой укольчик? Пятая анестезия за две недели, у меня уже все десна исколоты, — всхлыпывала Девочка.
Ее тело от макушки до пяток напряглось в ожидании боли.

Ну, подождем три-четыре дня, пока заживет, потом продолжим… — предложил он.

А что так можно было?

Ее рвало на части от гнева.

— Зачем вы назначили меня на сегодня, если можно было подождать, пока заживет? – она опять перешла на крик. Но это было бесполезно.

Протезист совершенно безучастно произнес: «Я хотел как лучше …» Оказалось «лучше» — это в смысле «побыстрее».

Девочка извлекла урок, и обстоятельно в следующие разы расспрашивала врача о дальнейших его действиях. Но это не очень-то помогало. Он все равно «забывал» о чем-то рассказать. И каждый раз что-то неожиданное все равно сваливалось на Девочку.

Особо запомнились «ниточки». Их укладывают перед установкой коронок. О том, что это очень болезненная манипуляция, даже под анестезией, Девочка узнала от врача в тот самый момент, когда заорала от неожиданной резкой боли.

— Да, это бывает больно даже с уколом – сказал он спокойно.

Если бы его пальцы не удерживали ее рот открытым, она обязательно пробормотала бы что-то в ответ. Например, такое – «А предупредить заранее нельзя было?». Но ей пришлось молча глотать слезы.

В общем, к концу лечения она была уверена, что этот протезист совершенно не умеет общаться с клиентами. А он на сто процентов был убежден, что Девочка только и знает, что закатывать истерики. Причем об этом он ей сказать не забыл.

Вот такие бывают стоматологи. Даже в частных клиниках.

Девочку поддерживали и муж, и взрослые дети.

Это так нелепо – не рассказывать клиентам, что их ожидает. Ну и что, что с истерикой, — говорили они, — ты всё правильно сделала!

Но на душе у девочки было неспокойно, она продолжала внутренне критиковать себя за «плохое поведение».

Исцеление.

На Девочку смотрели два теплых лучика доброты. Даже через экран компьютера она ощущала любовь. Ее психотерапевт Инна внимательно слушала рассказ, заботливо сопровождая Девочку поддержкой.

Рассказывая, Девочка всхлипывала, слезы сами катились из глаз. А ведь она думала, что уже пережила эти эмоции.

Инна начала говорить о ее внутреннем ребенке, который нуждается в защите, а не в критике. О внутренней маме… О многом говорила Инна, постепенно успокаивая Девочку, пока та не вернулась во взрослую осознанную Женщину.

С мягкой улыбкой на лице Женщина вдруг сказала:

— Плохая из меня внутренняя мама получилась – я только и делала, что себя критиковала.

Эти слова прозвучали просто как констатация факта, а внутренний критик вдруг куда-то испарился…

Проснувшись на следующее утро, Женщина ощутила, как изменилось ее внутреннее состояние, на душе было спокойно и умиротворенно. И стало понятно, что именно можно делать, чтобы отстаивать свои потребности не слезами, а по-другому.

Это какое-то таинство. Как у Инны это получается? Волшебство, не иначе.

Автор – Лариса Тесленкова