Альфа-лидеры моды: Денди

Альфа-лидеры моды: Денди

Интересуясь историей одежды, часто полистывая книги о костюмах и нарядах, я пришла к выводу, что среди всех когда-либо существовавших модников есть особенная категория — альфа-модники. К ним я отношу прежде всего денди.

Кто такие денди?

Исследователь мужской культуры и моды Ольга Вайнштейн, которая о дендизме знает всё, даёт такое определение денди (перевод англ. dandy — щеголь, франт) — это лидер моды, человек, который обладает своим видением элегантности, имеет свою эстетическую программу и может навязать эту программу толпе.

Философия дендизма (конец XVIII — XIX вв.) стала символом высшей элегантности мужского костюма. Дань этой философии отдали Байрон, Диккенс, Теккерей, Бальзак, Стендаль, Чаадаев и другие. «Как денди лондонский одет», — писал Пушкин о своём герое Евгении Онегине.

Некоронованным королём дендизма признан Джордж Брайан Браммел, который благодаря усилиям своего неродовитого отца получил блестящее образование в одном из лучших колледжей Англии. Это дало ему возможность после неудачной карьеры военного (он упал с лошади и травмировал нос во время осмотра своего полка) быть принятым в известном клубе Брукс, где он прославился как везучий картёжник.

Однако светское общество Браммел интересовал прежде всего как непревзойдённый законодатель моды, красавчик, который популяризировал длинные панталоны, новые формы жилетов и галстуков. Даже принц Уэльский заплатил ему 100 фунтов стерлингов, чтобы, как все «светские львы», иметь очередную новую выкройку утреннего халата, введённого Браммелом. И хотя игра в карты в конце концов разорила его, именно Браммелу мы обязаны созданием идеального мужского силуэта эпохи романтизма — браммеловского торса. Именно с его именем связан принцип минимализма в мужском костюме, эстетика «заметной незаметности».

Это то, что историки костюма называют «великий мужской отказ», то есть отказ от декоративности, избыточности, которые были в мужском костюме XVIII века. И когда Браммел пытался перевоспитывать принца Уэльского, который как раз отличался вульгарной привычкой носить брильянтовые пряжки, костюмы из роскошных материалов, пришивать блёстки на шляпы, то это выглядело как настоящая революция в мужском костюме. Главное открытие Браммела: вечерний костюм — это просто чёрный фрак, который пригнан точно по фигуре, и ничего больше.

Долго ли коротко, Браммел становится лидером моды, ему начинают подражать, его мнением начинают интересоваться, его вкус начинает распространяться дальше. Если в начале XIX века никто не одевался так, как Браммел, то уже в 1810-е годы у него появилось довольно много последователей, а в 1830-1840-е годы та модель костюма, которую предложил Браммел — чёрный фрак и узкие панталоны, — была уже в массовом производстве.

денди явление в моде

Личность денди несла в себе все признаки неуверенности в себе, характерной для эпохи романтизма, которая требовала компенсации путём пренебрежения к общепринятым нормам и социальным ожиданиям, крайнего индивидуализма как средства возвыситься над обыденностью толпы и холодного отстранения от окружающих из-за боязни быть не понятыми ими.

Именно слабость и инфантильность романтика нуждались в наличии всяких «не»: не быть смешным, не быть как все, не удивляться, не восхищаться, не терять равновесия, не спорить, не выдавать своих чувств.

Р. Шатобриан отмечал, что денди явил миру лицо страдальца с налётом безразличия, со взглядом, полным фатальности и глубокомыслия, с губами, искривлёнными от пренебрежения к роду человеческому, с сердцем, изнывающим от скуки и тоски из-за непостижимости всего сущего.

Денди чувствовал внутреннюю потребность проходить незамеченным сквозь толпу, следовательно, его костюм должен был отвечать принципу, сформулированному Бальзаком: «Если ваша одежда привлекает внимание окружающих — вы одеты плохо». Поэтому ни одной лишней детали, никакого «сюр», всё просто, незаметно, несколько небрежно, но всегда элегантно и дорого — вот что было принципиальным: он мог провести несколько часов перед зеркалом, добиваясь, чтобы одежда соответствовала месту и времени.

Похожи ли денди на нынешних метросексуалов?

Ольга Вайнштейн утверждает, что нет. Метросексуал — не лидер моды, а наоборот, её жертва, человек, который прислушивается к рекламе и умеет делать достаточно профессиональные потребительские выборы. Он — воплощение конформистского большинства. Дендизм — это культура меньшинств, настоящие денди — маргиналы, одиночки. Последователи у них появляются всегда потом, позже.

Настоящий денди нутром чувствовал, когда требуются синий сюртук с медными пуговицами, брюки из оленьей кожи и жокейские сапоги, а когда — бархатный фрак гранатового цвета на подкладке из белого атласа, кашемировые панталоны и лакированные туфли. Он мог мыть сапоги французским шампанским для достижения особенно эффектного блеска и предложить своему лакею походить по дому в только что сшитом дорогом фраке, чтобы избавиться от неестественности новых форм, создать впечатление «поношенности». Его перчатки были натянуты так, что сквозь кожу проступали кончики ногтей, однако заботу о платье денди считал уделом провинциалов.

визуальный имидж дендиТакой подход к костюму требовал немалого гардероба. Историки свидетельствуют, что для того, чтобы переодеваться по несколько раз на день, недельный запас нарядов составлял: 20 рубашек, 24 носовых платка, 10 панталонов, 30 шейных платков, дюжину жилетов и носков. Всё — совершенного кроя, который обеспечивал безупречность одежды и возможность чувствовать себя в ней, как в своей второй коже.

 

В целом можно сказать, что  точно отразил двойственность романтического миросозерцания того времени: с одной стороны, слабость и уязвимость индивида, нуждавшиеся в опоре и компенсации извне, с другой, — внутренняя сила и невозмутимость, залогом которых было искусство владеть собой.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ!

Ваша Милена Апт, Libelle, Стрекоза