Игорь Кон: 21 мая 1928 года - 27 апреля 2011 года

Игорь Кон: 21 мая 1928 года — 27 апреля 2011 года

Светлая память …

Невосполнимая утрата. Пустота … Зияние … Игорь Кон был уникальным, гениальным человеком, мыслителем и гуманистом, педагогом, философом, психологом. Нет слов, просто нет слов, чтобы высказать, как горько.

Об Игоре Коне я узнала не так давно и словно бы случайно. Словно бы … А потом поняла, что такие события случайными не бывают. Я прочла почти всё, что написал Игорь Семёнович, и могу признаться — я люблю каждое сказанное им слово. Потрясающее понимание очень личных проблем человечества, необыкновенно выразительный язык, тонкость, такт, ирония — всё это влекло и заставляло вновь и вновь читать Кона.

А это факты:

Из 10 ученых, занимающих первые строчки в таблице, отображающей цитирование российских социологов в публикациях на иностранных языках, фигурируют только 4 автора с высоким индексом цитирования в русскоязычных публикациях. По «сумме мест» безусловное лидерство принадлежит Игорю Кону.

Игорь Кон окончил исторический факультет Ленинградского педагогического института имени А. И. Герцена, две аспирантуры — по новой истории и по философии, кандидат исторических наук, кандидат философских наук, доктор философских наук, профессор, академик Российской Академии образования, почетный профессор Корнелльского университета, доктор honoris causa университета Серрей.

Области научных интересов: философия и методология истории, история социологии (основатель и первый президент Исследовательского комитета по истории социологии Всемирной социологической ассоциации), этика, социальная и возрастная психология, теория личности, антропология и социология детства и юности, сексология (сколько он из-за неё натерпелся!).

Вот некоторые работы Игоря Кона (всего он написал более 40 книг и 300 статей, многие из которых переведены на иностранные языки): «В поисках себя. Личность и её самосознание» (1984), «Психология ранней юности» (1989), «Вкус запретного плода: Сексология для всех» (1997), «Сексуальная культура в России: клубничка на берёзке» (1997), «Подростковая сексуальность на пороге XXI века» (2001), «Ребёнок и общество» (2003), «Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви» (2003), «Мужское тело в истории культуры» (2003), «Мальчик — отец мужчины» (2009) etc.

К примеру, только в книге «Ребёнок и общество» глубоко, а не пробежками, исследованы: антропология детства, этнопедагогика, стили воспитания и этнография методов воспитания, психоистория детства, культура и социология детства, экология человеческого развития, возрастной символизм культуры, социализация детей в изменяющемся мире, природа половых различий, маскулинность и фемининность, родительская любовь, социальные и психологические факторы ответственного отцовства и многое другое.

Так сказала Марина Егорова, доктор психологических наук:

Игорь Семенович Кон всегда пишет о том, о чём и так всем известно. Но каждый раз по прочтении его книг становится понятно, что ты, во-первых, раньше ничего не знал, во-вторых, выяснил массу для себя неожиданного, в-третьих, у тебя осталось множество вопросов, которых раньше, разумеется, не было. С каждой новой книгой Кона мир вокруг нас становится сложнее и интереснее.

Очень правильно сказано. И я после каждой прочитанной книги Кона поражалась, как мало я знаю и как много вокруг всего интересного, непонятного и непознанного, что ещё предстоит узнать.

А сейчас — три коротенькие статьи, написанные Игорем Коном в разное время. У него есть и такие «философско-юмористические» размышления.

 

Что такое сизифов труд и как с ним бороться?

1. Сизифов труд — всякая потенциально полезная трудовая деятельность, актуальные результаты которой не могут быть реализованы в рамках существующего общества. Вследствие чего затрачиваемые на нее усилия становятся бесплодными, а сама работа — бесконечной.

2. Социальные причины этого могут быть как объективными (технико-экономическая отсталость), так и субъективными (непонимание, идеологическая косность и т.п.).

3. Поскольку никакое общество, за исключением карательной системы, специально рассчитанной на уничтожение личности, не заинтересовано в том, чтобы люди занимались бесполезной, с его точки зрения, работой, сизифов труд является, по определению, добровольной и свободной деятельностью. Он возникает по личной инициативе субъекта и становится проклятием, только когда тот сознает, что его труд дает желаемые результаты, однако кто-то более могущественный, чем он сам, пускает их под откос.

4. Психологически сизифова ситуация — результат конфликта между высокой оценкой субъектом результативности и общественной значимости своего труда и низкой оценкой возможностей его реализации.

5. Сизифова ситуация тем драматичнее, чем тривиальнее и самоочевиднее ее начальные условия. Доказывать полезность и необходимость таблицы умножения гораздо мучительнее, чем обосновывать новую парадоксальную научную теорию.

6. Затяжная сизифова ситуация выключает личность из продуктивной общественной деятельности, портит ее здоровье и характер и ведет к преждевременной гибели.

Теоретически сизифова ситуация может быть разрешена следующими путями:

а) общество, в конце концов, принимает предлагаемые ему результаты;

б) Сизиф бросает работу;

в) Сизиф погибает, надорвавшись;

г) конфликт теряет значение в связи с изменением условий.

Но поскольку варианты «а» и «г» не зависят от воли Сизифа, практически он должен выбирать между «б» и «в», надеясь на «а» …

И как с ним бороться?

1. Если вам показалось (абсолютную уверенность дает только паранойя, а относительную — общественное признание), что вы создали нечто социально значимое, сделайте все возможное для его реализации, с какими бы материальными и моральными издержками это ни было сопряжено.

2. Если это не удалось, и вы оказались в сизифовой ситуации, установите достаточно долгий, но жесткий контрольный срок для прекращения работы, независимо от достигнутых практических результатов.

3. По истечении этого срока, уничтожьте вами же созданный камень — опубликуйте рукопись, где только сумеете, подарите ее друзьям, сдайте в архив, а если она никого не интересует — в макулатуру (обязательно даром, так как обменивать собственное нереализованное творчество на предмет повышенного массового спроса неэстетично).

4. Какой бы болезненной ни была эта операция, никогда не сожалейте о ней. Вы не вырезаете у себя фунт мяса, а избавляетесь от раковой опухоли. Потомки, если до них вообще дойдет эта история, вас наверняка оправдают, а современники, не оказавшие вам поддержки, права голоса в этом вопросе не имеют.

5. Если ваше здоровье уже подорвано серией сизифовых ситуаций, постарайтесь впредь избегать социально-значимых тем и, во всяком случае, не доводите работу до стадии возможного внедрения, когда неизбежно возникает конфликт. Смотрите на свой труд как на игру, дающую удовольствие безотносительно к результату.

6. Если вы не можете выполнить советов 2-5, — не огорчайтесь и продолжайте действовать по правилу 1. Вы либо параноик, либо гений, либо «толкач», которому пробивание идеи доставляет больше удовольствия, чем ее разработка. В любом случае следуйте законам собственной природы.

7. Не воспринимайте разрешение сизифовой ситуации в моральных категориях, как подвиг или капитуляцию. В силу ее абсурдности, сизифова ситуация лежит вне сферы морали. В пересчете на бесконечность, любой поступок приносит какие-то плоды и вместе с тем — абсолютно бесплоден. А способность бросить безнадежное дело так же похвальна, как настойчивость в отстаивании своей правоты.

Примечания.

1. Написано в 1984 г. Опубликовано в журнале: «Химия и жизнь» 1988. № 11.

2. Написано на основе личного опыта, после того, как автор сдал в макулатуру (1981 г.) научный архив по психологии юношеского возраста, собиравшийся им в течение 20 лет, убедившись в невозможности продолжать работу по этой теме. А также после того, как он понял (1983 г.), что книга «Введение в сексологию» может быть опубликована только за границей.

Политическая офтальмология

Что страна подыхает — в позднесоветское время понимали практически все.

В начале 1980-х мне предложили сделать в клинике Федорова глазную операцию — кератотомию (разрезание роговицы): у меня с детства астигматизм и сильное разноглазие, 7 диоптрий разницы. Вдаль я вижу только левым глазом, а читаю одним правым. Тем не менее, вопреки всем законам офтальмологии, в любых очках и без оных у меня сохранялось бинокулярное зрение.

Когда меня осмотрел знаменитый московский офтальмолог Утехин, он созвал всех своих сотрудников, а мне сказал: «Этот факт нужно увековечить на вашей могиле, никогда такого не видел!»

Операция была уже назначена, но я все-таки решил проконсультироваться с ведущими ленинградскими офтальмологами. Когда я позвонил завкафедрой Педиатрического института, профессор сказал, что в принципе такая операция мне показана, но он не уверен, стоит ли ее делать:

— Вы испробовали еще не все консервативные методы, например, линзы, да и так ли уж вам это нужно? Основатель нашего государства очков не носил, хотя имел ту же проблему, что и вы. Помните его знаменитый прищур? Вдаль он смотрел одним глазом, а вблизи — другим. Очки же одевал только для чтения.

И мне тут же, не отходя от телефона, стало ясно, почему у нас все так плохо. Одним глазом Ильич ясно видел вдали светлое коммунистическое будущее, а другим — отвратительное царистское настоящее. Того, что лежит между тем и другим, он просто не различал, а мы живем и умираем именно в этой злосчастной зоне. Так что никто не виноват и жаловаться не на что.

На основе этого откровения я мог бы инициировать новую науку — политическую офтальмологию, но за отсутствием в СССР спроса на новизну делать этого не стал. Психофизиологические особенности наделенных пророческим даром национальных лидеров учитывать следует: вдруг он все видит и чувствует не так, как мы, грешные? Однако о слабостях своих вождей подданные чаще всего узнают лишь после их, вождей, вскрытия, да и то не всегда сразу.

Оральный секс и российская интеллигенция

Замечательный советский литературовед, покойная Лидия Яковлевна Гинзбург когда-то заметила, что у нашего литературоведения есть только два отношения к прошлому — оплёвывание и облизывание. Но точно так же российская интеллигенция относится ко всякой власти.

Почему бы это?

Назовем кошку кошкой, или долой ложный стыд!

Я государство вижу статуей:
мужчина в бронзе, полный властности,
под фиговым листочком спрятан
огромный орган безопасности.

Игорь Губерман.

Меня ужасно огорчают постоянные нападки на наши правоохранительные органы: и коррумпированные они, и жестокие, и неэффективные, и люди им не доверяют … Но что значит «правоохранительные органы»?

В пору расцвета советской власти такого словосочетания, насколько я помню, не было. Соответствующие части государственного механизма назывались карательными органами или органами государственной безопасности (в просторечии — госстрах), и никто в их эффективности не сомневался. Карательные органы исправно карали, а органы госбезопасности охраняли государственную власть от несогласных и просто сомнительных граждан, тем самым умножая число врагов народа, так что все были при деле.

Потом пошла долгая череда переименований. Сначала плотоядная диктатура пролетариата, не меняя своих пищевых пристрастий, стала вегетарианским «общенародным государством», а политические заключенные превратились в обычных уголовников. Бедный Маркс в гробу перевернулся! Лингвистической неопределенностью воспользовались самозваные правозащитники, пытавшиеся, ссылаясь на советские законы, охранять граждан от их любимого государства. Но все знали, что эти люди — платные агенты иностранных разведок, поэтому защищать им чаще всего приходилось самих себя и друг друга. После свержения советской власти порося окончательно перекрестили в карася, а интересы власти и равноприближенных к ней олигархов возвели в ранг «общечеловеческих ценностей». Взамен власть обещала уважать не совсем понятные россиянам и ничем не гарантированные «права человека». Но как можно навязать карательным органам и их сотрудникам глубоко чуждые им правоохранительные функции?! Они делают то, к чему были изначально предназначены, и, подобно писателям, требуют, чтобы их труд оценивали по их собственным критериям, а их самих признали «совестью нации». И они правы! Добрая старая тройка «профессиональных судей» гораздо эффективнее суда присяжных, а опытному следователю презумпция невиновности только мешает (не говоря уже о том, что она противоречит доктрине первородного греха). Даже такой гениальный менеджер как Сталин не смог бы осуществить свой 1937 год, если бы руки славного наркома Ежова связывал суд присяжных, а ноги — нынешний уголовный кодекс. В общем, пора отказаться от непристойного фигового листка, тем более, что на дворе экономический кризис, в Подмосковье фиги не растут, а листище нужен ого-го какой!

Сорок лет назад в дорогом зальцбургском ресторане меня поразило блюдо с загадочным названием Kloster Geheimnis — «Монастырская тайна». Заказать его я не решился и до сих пор страдаю от неудовлетворенного гастрономического любопытства. В российской национальной политической кухне все блюда уникальны: «Диктатура закона по-путински», «Парламентаризм по-грызловски», «Социализм по-мироновски», «Либерализм по-жириновски», «Коммунизм по-зюгановски», «Конституционализм по-медведевски», «Профилактика ВИЧ по-лужковски» и т.д.

Никем в мире не сертифицированное экзотическое блюдо может оказаться вредным для здоровья, но изменить меню официального банкета мы не можем, это не наше пиршество. На своей домашней кухне, где мы всегда, предварительно выключив телефон и утюг, ели, пили и разговаривали сравнительно безбоязненно, можно пока без экивоков называть кошку кошкой, даже если она провозгласила себя царем зверей. Однако упоминать, чье мясо она съела, не следует — кошка обидчива и злопамятна.

С этого начинается (и этим заканчивается) свобода слова в Зияющих Высотах.

Альтернативное философское название этой юморески: В начале было слово, или Марксизм и вопросы языкознания.