Бисмарк и женщины

Бисмарк и женщины

Дружба между мужчиной и женщиной очень
слабеет при наступлении ночи.
О. Бисмарк

Бисмарк пережил две полосы в истории сердечных отношений. Первая из них ознаменовалась бурной жизнью в родных поместьях, вторая текла мирным ручейком в тени густых садов Фридрихсру. В начале своей политической карьеры Бисмарк пользовался не особенно лестной репутацией. Его имения Кнейпгоф и Шёнгаузен были обременены долгами, и лишь упорным трудом и силой воли владельцу удалось привести их в порядок. Ещё со времен университета и военной службы Бисмарк прославился как отчаянный гуляка и бретёр.

Женщины на Бисмарка заглядывались, но ни одна не могла похвалиться, что завладела его сердцем. Сам он ухаживал за всеми подряд, никому не выказывая особого предпочтения, и однажды похвастался сестре Мальвине, что был влюблён в девушку аж «целых двадцать четыре часа». Говорят, что молодой Бисмарк никого не любил, но за всеми волочился.

Тем не менее вскоре он женился и остепенился. И женитьба эта была предметом особенного любопытства биографов канцлера. Так, Адольф Когут, выпустивший в 1894 г. книгу «Князь Бисмарк и женщины», сообщил мельчайшие подробности о браке его с Иоганной Путкаммер и об их долголетнем супружестве.

Встретился Бисмарк с Иоганной в 1844 г. На свадьбе своего друга Морица фон Бланкенбурга с девицей Тадден-Триглаф он заметил среди подруг невесты молодую девушку, прелестное личико которой, исполненное достоинства и красоты, сразу привлекло его внимание. Это и была Иоганна фон Путкаммер (родилась 11 июля 1821 г.), единственная дочь Генриха Путкаммера и его жены Луитгарды, урожденной Глазенап.

Иоганна произвела на Бисмарка сильное впечатление, но в течение двух лет они ни разу не встречались. Лишь случай свёл их наконец, в 1846 году во время путешествия в Гарц, куда родные Иоганны взяли ее с собой. Во время путешествия Бисмарк не отходил от молодой девушки и, убедившись, что и она ему симпатизирует, решил на ней жениться.

Однако, если Иоганна была не прочь сделаться женой Бисмарка, то родители ее были далеки от мысли вверить дочь человеку, пользовавшемуся репутацией сумасброда. Дом Путкаммеров славился благочестием, а репутация Бисмарка в «любовных делах» оставляла желать лучшего. Нетрудно поэтому представить себе переполох в Рейнфельде (так называлось имение Путкаммеров), когда в конце 1846 года там было получено от Бисмарка письмо, в котором он просил руки Иоганны. Отец девушки не раз рассказывал потом, что письмо это ударило его «обухом по голове».

Через три дня после письма Бисмарк неожиданно приехал в дом Путкаммера и, ворвавшись в его комнату, тут же на глазах удивленного отца и пораженной матери обнял девушку и начал осыпать поцелуями. Сопротивляться дальше было некуда, тем более что сама Иоганна призналась, что любит Бисмарка. Две недели Бисмарк прогостил в Рейнфельде и 12 января 1847 года отправил сестре в Ангермюнде краткую депешу следующего содержания: «All right».

Стоя 28 июля того же года перед алтарем, Иоганна фон Путкаммер отдала руку и сердце не какому-нибудь безызвестному человеку, а энергичному деятелю, успевшему уже сделаться славой парламента.

Бисмарк не обманул доверия Иоганны. Он искренно полюбил ее и всю долгую жизнь никогда не нарушал согласия с ней. Чем он обязан ей, можно судить по его собственным похвалам, которые он обильно расточал жене в обществе. «Вы не поверите, — говорил он, — что сделала из меня эта женщина! «

В письмах, которые он посылал ей в первые годы супружества, Бисмарк называет ее «моё сердце». Будучи посланником в России он посылал ей ветки жасмина из Петергофа; из Бордо он отправлял ей полевые цветы; из Гаштейна — эдельвейс.

В одном из писем, посланном жене после шестнадцати лет брачной жизни, Бисмарк вспоминает о дне своей свадьбы, как о «солнечном луче, осветившем его существование».

В письме к сестре весной 1854 года он пишет: «Я страшно тоскую по полям и лесам, по дорогой жене и милым, послушным детям».

1 апреля 1859 года, будучи посланником в Петербурге, он одиноко справлял день своего рождения и вот как писал об этом жене: «Сегодня день моего рождения, и в первый раз за двенадцать лет провожу его без Иоганны».

А вот выдержка из письма, посланного им в том же 1859 году из Варшавы, где он жил в павильоне Лазенковского дворца. «Ветер, — пишет он, — носится, как безумный, над Вислой и приводит в движение каштаны и липы. Их желтые листья так и бьют в мои окна. У меня же тепло и уютно, и, сидя с сигарой за чаем, я думаю о тебе и о детях, мечтаю о том времени, когда мы вместе будем пить чай».

Таким было отношение Бисмарка к жене, с которой он прожил много лет (28 июля 1897 года он отпраздновал свою золотую свадьбу). Она была тихим ангелом, усмирившим и успокоившим бури, которые клокотали в душе железного человека в годы расцвета молодости и сил; она была мягким и в то же время упругим парусом, направлявшим буйный вихрь, а вместе с ним и могучее судно к далекой гавани германского единства.

Еще о Бисмарке:

Мудрость

Кулинарные пристрастия