Восьмимартовский экскурс в революционную моду

Восьмимартовский экскурс в революционную моду

Как одевались женщины, стоявшие у истоков празднования 8 марта — Международного женского дня

В каких одеждах они боролись за свои права и за то, чтобы ни в чём не уступать мужчинам? Что надевали, отправляясь на демонстрации, митинги и агитационные собрания — кожанки и косынки, галифе и красные блузы, или дорогие платья от лучших портных и модисток? Как относились к моде и нарядам? Всё ли женственное им было чуждо или не всё?

У каждой из видных революционерок, стоявших у истоков празднования 8 марта, был свой неповторимый революционный имидж.

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ

Одна из самых известных деятельниц международного рабочего движения. Теоретик марксизма. Много раз и подолгу сидела в польских и немецких застенках. Настоящее имя — Розалия Люксенбург.

Розе Люксембург не повезло с фигурой, пропорции которой были нарушены: голова казалась великоватой для маленького тела. Роза всячески скрывала это, предпочитала носить длинные просторные платья, шляпы с широкими полями и старалась не фотографироваться в полный рост.

КЛАРА ЦЕТКИН

 Деятельница германского и международного коммунистического движения. В Коминтерне возглавляла международный женский секретариат. Была депутатом германского рейхстага. Активистка борьбы за права женщин. Именно ей принадлежит идея празднования Международного женского дня.

Клара очень быстро состарилась: по свидетельствам современников, в 15 лет она выглядела на 20, в 30 — на 40, в 50 — почти на 70. В одежде она тяготела к неопределённому, но максимально функциональному стилю. Кораллов не носила. Её любимой причёской был «пучок» на затылке.

При взгляде на фотографии Клары создаётся впечатление, что эта женщина не впускала мужчин в свою жизнь. Впускала. Цеткин — фамилия Клары по первому мужу. От него она родила двоих сыновей — Максима и Константина. В сорок лет Клара влюбилась в студента-художника Георга Цунделя, который был моложе её на 18 лет. Они поженились, потом расстались, но коварная Клара дала развод мужу только в 1928 году, когда ей перевалило за 70 и надеяться уже было не на что. Тем временем в 1907 году 22-летний сын Клары — Константин — стал любовником её близкой подруги — 36-летней Розы Люксембург.

Из-за этого Клара и Роза поссорилась, но когда Георг бросил Клару, а Константин — Розу, подруги помирились. Вот такие страсти-мордасти кипели в женской революционной среде на фоне общей борьбы с империализмом!

НАДЕЖДА КРУПСКАЯ

 Жена вождя российского пролетариата Владимира Ленина, партийная и общественная деятельница, заместитель наркома просвещения РСФСР, председатель Главполитсовета. Сегодня именем Крупской в России и не только в России названы педагогические институты, библиотеки, музеи, санатории и даже кондитерские фабрики (известно, что она любила пирожные).

У Крупской напрочь отсутствовали желание и умение одеваться не только красиво, но и просто соответственно ситуации, даже если ситуация требовала этого.

При любых обстоятельствах Надежда Константиновна выбирала скучные тёмные наглухо застёгнутые платья, как правило, отрезные по талии, с воротником-стойкой или планкой-застёжкой на груди. Носила мешковатые пальто, старушечьи ботинки.

Крупская сама стирала свои вещи, часто застирывая их до дыр, а потом штопала их.

Последнее, по свидетельствам современников, она делала отменно (например, отремонтировала люстриновый пиджак вождя, который ему прострелили на заводе Михельсона).

АЛЕКСАНДРА КОЛЛОНТАЙ

 Государственная и общественная деятельница, первая в мире женщина-посол. Внесла посильный вклад в развитие теории сексуальной революции, автор романов на откровенные темы — «Любовь пчёл трудовых» (1923), «Свободная любовь» (1927), статьи «Дорогу крылатому Эросу! «.

Коллонтай очень любила красивые вещи. Балерина Матильда Кшесинская вспоминала, что как-то, гуляя по парку Стокгольма, она увидела чрезвычайного и полномочного посла СССР в изумительной горностаевой шубе. На шее Коллонтай красовалось изумрудное колье любовницы последнего царя. Подойти к Александре Михайловне балерина не решилась, но ошибки быть не могло.

До нашего времени сохранилось несколько предметов одежды Александры Коллонтай. Они находятся в фондах Государственного центрального музея современной истории. Это, например, платье для приёмов — с бархатным лифом, шёлковой юбкой, стоячим высоким воротником и дырочками для медалей. А наград у Александры Михайловны было много.

ЛАРИСА РЕЙСНЕР

 Большевичка, в годы Гражданской войны — боец и политработник Красной Армии, комиссар Морского Генерального штаба, публицистка.

Рейснер стала прообразом женщины-комиссара в пьесе советского драматурга Всеволода Вишневского «Оптимистическая трагедия», а также Дуньки из цитаты «Пустите Дуньку в Европу» пьесы Константина Тренёва «Любовь Яровая», которой (цитатой) в советские времена осуждалось преклонение «перед внешней стороной жизни на Западе». Поэт Борис Пастернак — поклонник Рейснер — назвал её именем главную героиню своего романа «Доктор Живаго».

Какой была Лариса Рейснер?

«Стройная, высокая, в скромном сером костюме английского покроя, в светлой блузке с галстуком, повязанным по-мужски. Плотные темноволосые косы тугим венчиком лежали вокруг её головы. В правильных, словно точёных, чертах её лица было что-то нерусское и надменно-холодноватое, а в глазах острое и чуть насмешливое». Это из воспоминаний поэта Всеволода Рождественского.

Впрочем, Рейснер умела быть разной — агитируя за советскую власть крестьян, она надевала платье в аграрном стиле, рабочих — платье с промышленной символикой, для выступлений перед матросами предпочитала бушлат.

Жена поэта Осипа Мандельштама, часто бывавшая в гостях у Рейснер и её мужа Фёдора Раскольникова, вспоминала, что в голодной Москве начала 20-х годов они жили просто роскошно — «особняк, слуги, великолепно сервированный стол».

Такими же роскошными всегда были и наряды революционерки. Когда в 1919 году в Петрограде царил голод, один из знакомых Рейснер встретил её «двадцатидвухлетнюю, надушенную и разряженную, кокетливо называвшую себя «коморси» — командующей морскими силами… Шубка голубая, платье сиреневое, лайковая перчатка благоухает герленовским «Фоль арома».

На новогоднем балу в Доме искусств в 1921 году Рейснер появилась в неземной красоты бальном платье. Оказалось, что оно было сшито по рисункам Леона Бакста для балета «Карнавал» на музыку Шумана. Сначала платье хранилось в костюмерных Мариинского театра, но потом было передислоцировано в гардероб Ларисы Михайловны. По законам военного времени. В это время Фёдор Раскольников был командующим Балтийским флотом.

Именно мужчинам, окружавшим её, Рейснер была обязана своим благополучием. А те в ней души не чаяли. «Не было ни одного мужчины, который бы прошёл мимо, не заметив её, и каждый третий — статистика, точно мною установленная, — врывался в землю столбом и смотрел вслед, пока мы не исчезали в толпе». Это из воспоминаний сына писателя Леонида Андреева.

Рейснер была возлюбленной поэта Гумилёва, Фёдора Раскольникова она бросила ради Карла Радека — революционного Квазимодо, а на самом деле одного из секретарей исполкома Коминтерна.

Беда только, прожила Лариса Рейснер мало — в 30 лет умерла от брюшного тифа. Тогда потеря была невосполнимой для страны. Сейчас о Ларисе Рейснер почти никто не знает.

ИНЕССА АРМАНД

 Деятельница российского и международного революционного движения. Возглавляла женский отдел ЦК партии большевиков, принимала активное участие в борьбе женщин-революционерок с традиционной семьёй, выступая за «свободу пола».

Сама Инесса в традиционном браке состояла дважды. Первым её мужем был купец Александр Арманд, за которого она вышла в 19 лет и с которым прожила девять лет, вторым — его младший брат Владимир. Инесса родила пятерых детей: четверых в первом браке, одного — во втором.

Свою политическую карьеру она начала с общественной деятельности: занималась благотворительностью, используя деньги первого мужа, и председательствовала в дамском обществе помощи проституткам.

Кроме всего перечисленного выше, Арманд была женщиной, разбившей сердце вождя российского пролетариата Владимира Ленина, который публично всегда оставался верен своей законной супруге и соратнице Надежде Крупской.

Настоящее имя прославленной революционерки — Элизабет Пешо д’Эрбенбилль. Она родилась в Париже, и потому знала толк в нарядах.

Инесса была очень, как сказали бы сейчас, «обаятельна и привлекательна». Из воспоминаний о ней: «длинные косы уложены в пышную причёску, открыты маленькие ушки, чистый лоб, резко очерченный рот и зеленоватые, удивительные глаза: лучистые, внимательно-печальные, пристально глядящие вдаль». Красавица. Единственным недостатком её внешности был крючковатый нос.

Арманд предпочитала одежду элегантную, неброскую, очень дорогую, с красивыми деталями. Из письма Кларе Цеткин: «Сегодня я сама выстирала свои жабо и кружевные воротнички. Вы будете бранить меня за моё легкомыслие, но прачки так портят, а у меня красивые кружева, которые я не хотела бы видеть изорванными. Я всё это выстирала сегодня утром, а теперь мне надо их гладить. Ах, счастливый друг, я уверена, что Вы никогда не занимаетесь хозяйством, и даже подозреваю, что Вы не умеете гладить. А скажите откровенно, Клара, умеете Вы гладить?».

В отличие от Ларисы Рейснер, у Инессы Арманд почти не существовало возможности качественно пополнять свой гардероб. Ленин был не тем мужчиной, на которого можно было положиться в этом вопросе. Из его записки Арманд: «Товарищ Инесса! Звонил к Вам, чтобы узнать номер калош для Вас. Надеюсь достать».

 Вам рассказывала Милена Апт, Libelle, Стрекоза

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ!