Пернатый мир книжных полок

Пернатый мир книжных полок

Весна бушует, веселится. Птички целыми днями напролёт всякие радостные трели выводят. И захотелось мне что-нибудь рассказать об этих замечательных созданиях. Например, сделать маленький обзор книг с «птичьими» названиями.

Для начала я решила узнать, а что про такие книги известно моим близким. 

Первым делом позвонила дедушке и не удивилась, когда он, будучи страстным поклонником русской классики, сразу назвал «Чайку» Чехова и «Сороку-воровку» Герцена. Папа вдохновенно продекламировал несколько строчек из горьковской «Песни о буревестнике», а мама вспомнила чудесный роман о любви турецкого писателя Решада Гюнтекина «Королёк — птичка певчая».

Мужу очень хотелось не ударить в грязь лицом. И поэтому он, на всякий случай, выложил всё, что знал о роли птиц в истории культуры. А знал он на удивление много. Начал с загадки — «с когтями, но не птица, летит и матерится». Перешёл на танец маленьких лебедей из незабвенного балета Чайковского. Вспомнил «Пролетая над гнездом кукушки», Джека Воробья и таинственный фильм «Дятел всегда стучит в дверь дважды» — перепутал бедную птицу с почтальоном. Потом назвал картину Саврасова «Грачи прилетели», правда, долго думал, кто всё-таки прилетел — скворцы, чижи или стрижи. Остановился-таки на грачах. Когда я призвала его придерживаться темы, он сказал, что на языке у него вертится что-то про орла. В итоге орёл оказался Петушком — золотым гребешком.

Начать же список книг с «птичьими» названиями я решила с книги, которую предложила моя бабушка. Это её самая любимая книга, потому что моя бабушка, как и все юристы, тоже когда-то была ребёнком. Именно таким эпиграфом — «Юристы, наверно, тоже когда-то были детьми», предваряется первая часть этого романа.

Убить пересмешника1. ХАРПЕР ЛИ. «УБИТЬ ПЕРЕСМЕШНИКА»

Американка Харпер Ли считается «гением одного произведения». Это произведение — роман «Убить пересмешника» — было опубликовано в 1960 году. Убить пересмешника (mockingbird) — маленькую доверчивую птичку, которая может подражать голосу человека и имитировать пение других птиц, — большое зло.

Вот что написано на обложке книги, которая сейчас лежит передо мной:

«Это история маленького сонного городка на юге Америки, поведанная маленькой девочкой. История её брата Джима, её «поклонника» Дилла и её отца — честного, принципиального адвоката Аттикуса Финча, одного из последних и лучших представителей подлинной «южной аристократии». История страшного процесса по делу чёрного парня, обвинённого в изнасиловании белой девушки, где всё — не так, как кажется».

Книга замечательная. Читается на одном дыхании. Её страницы хочется листать снова и снова.

Мне всегда очень грустно, когда люди не знают имён переводчиков книг, вошедших в историю мировой литературы, культуры. Роман Харпер Ли «Убить пересмешника» на русский язык перевела Нора Галь (Элеонора Гальперина).

Это благодаря ей миллионы людей могут прочесть на русском языке «Маленького принца» Сент-Экзюпери. И с 1995 года где-то очень-очень далеко в ночном небе сияет и светит нам маленькая планета, названная именем Норы Галь — Норагаль.

Чайка Джонатан Левингстон

2. РИЧАРД БАХ. «ЧАЙКА ПО ИМЕНИ ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН»

Ричард Бах всё знает о том, что такое уметь летать и как трудно этому научиться. По профессии он — лётчик. До этой удивительной книги, которая для него самого была озарением, Ричард Бах пробовал писать, но безуспешно. «Чайка» покорила мир.

Это философская повесть-притча о каждом из нас. Я бы сказала — о каждом, кто смог оторваться от толпы и готов стать лучше.

«Чайка Джонатан Ливингстон … не был обычной птицей. Большинство чаек не утруждает себя изучением чего-то большего, чем элементарные основы полёта. Отлететь от берега на кормёжку и вернуться — этого вполне достаточно.

Ведь для большинства имеет значение не полёт, но только лишь еда. Но для Чайки по имени Джонатан Ливингстон важен был полёт. А еда — это так… Потому что больше всего на свете Джонатан любил летать».

Уильям Уортон "Пташка"3. УИЛЬЯМ УОРТОН. «ПТАШКА»

Если вы не читали «Чайку по имени Джонатан Ливингстон», то, можно предположить, что ещё не до конца познали самих себя. Если же книга уже прочитана, и она влюбила вас навсегда в чувство полёта — можно «взяться» за Уортона.

Общее у его «Пташки» с «Чайкой по имени Джонатан Ливингстон» — не только «пернатая тематика», но и свойственная хорошей американской прозе сила ощущения свободы и открытых для каждого возможностей.

Слоган обеих книг: «Взгляни на мир глазами птицы! «

4. ИЭН БЭНКС. «ВОРОНЬЯ ДОРОГА»

Британские критики называют шотландского писателя Иэна Бэнкса «Тарантино от литературы».

Воронья дорогаОн пишет в жанре фэнтэзи — родоначальник так называемой космической оперы — и вне его: обо всём.

В «Вороньей дороге», а воронья дорога — это дорога смерти, повествование идёт от лица ироничного молодого человека — отпрыска большой шотландской семьи, где все до определённого момента счастливы.

Но вдруг погибает бабушка — взорвался перегревшийся кардиостимулятор. Книга начинается с описания её похорон. Следом уходят в мир иной тётя и лучший друг. Далее герой начинает опасное расследование таинственного исчезновения дяди Рори, который однажды не вернулся после прогулки домой.

Есть в книге и любовная история. И много чего другого есть. Например, иронии, переходящей в чёрный юмор, свойственный всем шотландцам. Климат у них там такой. А вообще книгу при хорошем аппетите можно «проглотить» за одну ночь.

Наталья Трауб "Ласточ...ка"5. МАША ТРАУБ. «ЛАСТОЧ… КА»

«Моя детонь…ка», «моя рыбонь…ка» убаюкивала мама по вечерам Наташу. Оля пела эту песенку сама себе. Она ненавидела свою красавицу сестру до рвоты, до болей в животе и жестоко лупила её всем, что под руку попадало, — ведёрками, лопатками, старым деревянным кубиком и молоточком от ксилофона, выражая таким образом свой протест против вселенской несправедливости — ну почему у Наташи есть всё, а у неё ничего? Наташа училась легко, Оля — с надрывом. Наташа в музыкалке была примой, Оля — второй партией. И даже предатель Петечка — Олина первая влюблённость — втайне мечтал не о ней, а о её сестре. «Ласточ…ка» — пострашнее романов про оборотней, историй о чёрной руке и красной простыне. Она — о чувстве, которое уничтожает человека изнутри, — о зависти.

Кажется, всё. Всё — это про обзор. Книг же, которые прославились не только благодаря своим авторам, но и птицам — очень много. Можно называть и называть. Например, «Остров пингвинов» Анатоля Франса.

А каким птицелюбом был Борис Акунин. Есть у него «Сокол и Ласточка», «Пелагея и красный петух». Акунин написал свою «Чайку» — продолжение чеховской, её «пятый акт»: сначала полностью цитируется произведение Чехова, а потом читателю предлагается несколько вариантов дальнейшего развития событий.

Агата Кристи придумала «Кошку среди голубей». Тут же вспомнилась «Белая голубка Кордовы» Дины Рубиной (об этой книге я рассказывала в журнале).

Ещё? Пусть будет «Попугай, который знал Папу» Рэя Брэдбери — любимейшего моего писателя.

Муж, пока я пишу, ходит вокруг, подглядывает и — видно, открылось второе дыхание — подсказывает: «Птицы» у Хичкока, про Хичкока не забудь. Не забуду — замечательный фильм снят по мотивам рассказа Дафны Дюморье «Птицы».

Кстати, купили недавно — дочке читать — сказки и рассказы Евгения Пермяка «Чижик-Пыжик». Сколько там разных «птичьих» историй: «Чижик-Пыжик», «Куда делись скворцы», «Египетские голуби», «Хромая курица». Прелестная книга! Очень нужны детям такие — добрые, искренние, умные, познавательные.

Теперь уж точно всё.

ЛЮБИТЕ ПТИЦ! ЧИТАЙТЕ КНИГИ О ПТИЦАХ И ПРОСТО ЧИТАЙТЕ!

Ваша Милена Апт, Libelle, Стрекоза.