Такая многоликая любовь...

Такая многоликая любовь…

О разных видах и стилях любви: От теорий к поэзии

Любовь — чудо цивилизации».
Стендаль.

«Когда любовь живёт во мне, я чувствую в двух шагах от себя  бесконечное счастье, превосходящее все мои желания, зависящее от одного лишь слова, от одной лишь улыбки.
Стендаль.

» Каждому человеку хочется, чтобы его любили не за что-то, а ради него самого.
И. Кон.

Когда мы любим, мы не задумываемся о том, как любим и какая эта любовь — просто любим. Любим родителей — нежно и с благоговением, других людей — в зависимости от степени привязанности к ним, своих детей — до самозабвения, себя, жизнь, мир вокруг, собак и кошек… Все эти чувства разные, но мы объединяем их одним словом — любовь. У теоретиков любви, философов и поэтов всё по-другому.

Те многообразные значения, которые в русском языке охватываются словом «любовь», язык древних греков выражает разными словами: «эрос», «филия», «сторге», «агапэ». Философ Александр Демидов в книге «Феномены человеческого бытия» (Минск, 1999) пишет, что «в этом есть определённое преимущество; может быть, у древних греков было меньше поводов для недоразумений, чем сегодня у нас, когда кто-то говорит о любви и его с «пониманием» выслушивают, а в конце концов выясняется, что один из собеседников думал при этом о любви к ближнему, а другой об эротике».

Эрос

у древних греков — преимущественно половая, страстная любовь, способная довести до безумия. Римляне называли эрос словом «pontifex», что значит «строитель мостов».

Филия

 приязнь к самым разнообразным объектам: к родителям, детям, родине, друзьям, познанию, кому и чему угодно ещё.

Слово «филия» (philia) не имеет точного соответствия ни в русском, ни в английском, ни в немецком, ни во французском языках. Оно обозначает и «дружбу», и «дружественность», и «расположение», и «любовь», и вообще «сближение», «соединение», доходящее до полного слияния и отождествления. У Геродота, первым употребившим это слово, оно означает не личные отношения, а мирный договор, союз между государствами, у большинства же раннегреческих философов — универсальную космическую силу, соединяющую не только людей, но и природные элементы.

Сейчас моден термин «гомофилия». Это не антоним гомофобии. Слово обозначает склонность заводить похожих на себя приятелей.

Ну а если вернуться к грекам, то следует отметить, что по сравнению с эросом филия — чувство более «мягкое».

Агапэ — ещё более «мягкая» любовь, жертвенная и направленная главным образом к «ближнему».

Сторге — любовь-привязанность, особенно семейная.

Канадский социолог и общественный деятель Джон Алан Ли на основе всех перечисленных древнегреческих оттенков любви предложил свою, так называемую «шестицветную», классификацию стилей любви.

В 1973 году увидела свет его книга «Цвета любви: исследование способов любить» (Colours of love: an exploration of the ways of loving).

Автор различает такие стили, или «цвета», любви:

1. Эрос — страстная, исключительная любовь-увлечение, стремящаяся к полному физическому обладанию (красная любовь);

2. Людус — гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены (синяя любовь);

3. Сторге — спокойная, тёплая и надёжная любовь-дружба (жёлтая любовь);

какие бывают виды любви4. Прагма — совмещающая людус и сторге, рассудочная, легко поддающаяся сознательному контролю, любовь по расчёту (зелёная любовь);

5. Мания — иррациональная любовь-одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения (фиолетовая любовь);

6. Агапе — бескорыстная любовь-самоотдача, синтез эроса и сторге (коричневая любовь).

Зигмунд Фройд

различает два течения любви — нежное и чувственное. В норме они должны сливаться вместе в половой любви, в противном случае человек обречён страдать импотенцией (фригидностью). Из этих двух течений нежное зарождается первым — ещё в раннем детстве. При половом созревании к нему присоединяется чувственное. Причём Фройд отмечает, что беспрепятственное удовлетворение чувственности опустошает жизнь. Напротив, аскетизм, ограничения дают любви психическую ценность.

Эрих Фромм

утверждал, что способность любить — важнейшая черта человеческой личности, а любовь — критерий подлинности человеческого бытия, ответ на проблему человеческого существования.

Фромм выделяет два основных вида любви — незрелую (садистскую) и зрелую.

Зрелая любовь, по Фромму, характеризуется такими чертами:

1. Отдавание — в любви это не сделка, требующая что-то взамен, и не транжирство, обедняющее нас. Это — проявление нашей силы и жизнеспособности, дающее радость нам самим;

2. Забота — активная заинтересованность в жизни и развитии «предмета» любви. Например, если кто-то говорит, будто любит цветы, но забывает их поливать, мы усомнимся в искренности его слов;

3. Ответственность — это не налагаемая извне обязанность, а внутренне осознанный долг заботиться о другом существе;

4. Уважение — способность видеть в другом человеке не средство для достижения моих целей, но признавать, что он сам — равноценный мне человек, имеющий собственные цели;

5. Знание — в любви это не банальная осведомлённость о «параметрах» или биографии другого, а опыт интуитивного «вживания» в потаённость души другого, сопереживания с ним.

Фромм рассматривает также такие виды любви, как братская, родительская, эротическая, любовь к себе, любовь к Богу, говорит о любви плодотворной и неплодотворной.

Современное общество, считает Фромм, обусловливает разложение любви, порождает различные формы «невротической любви» — такие как инфантильная привязанность к матери или отцу, безответная любовь-поклонение, фантазии о прошлой или будущей любви, стремление перевоспитывать любимого, перенесение смысла своей жизни на детей. Потому, по мнению Фромма, общество должно быть организовано таким образом, чтобы социальная, любящая природа человека не отделялась от его социального существования, а воссоединялась с ним. Общество должно быть ориентировано на принципы «гуманистической этики».

После Фромма терминология невротических переживаний и расстройств расширилась. Появились «сверхизбирательная любовь», «навязчивая любовь», «любовный синдром», «наркоманическая любовь», «токсическая любовь», «компульсивная любовь», «слишком большая любовь», «больше чем любовь», «окололюбовь» и т.д.

Стендаль

Французский писатель в своём трактате «О любви» выделяет четыре рода любви: любовь-страсть, любовь-влечение, физическую любовь и любовь-тщеславие. Говоря о любви-тщеславии, Стендаль отмечает, что большинство мужчин желают обладать и обладают женщинами, которые в моде, как красивыми лошадьми, как необходимым предметом роскоши молодого человека, и лишь более или менее польщённое, более или менее возбуждённое, тщеславие рождает порывы восторга.

А что поэты? Тут всё очень сложно и пёстро. На каждого поэта приходится десятки и сотни определений любви, подходов к любви. Такие это люди! Вот малая толика:

Уильям Шекспир:

Проснись, любовь! Твоё ли острие
Тупей, чем жало голода и жажды?
Как ни обильны яства и питьё,
Нельзя навек насытиться однажды.

Так и любовь. Её голодный взгляд
Сегодня утолён до утомленья,
А завтра снова ты огнём объят,
Рождённым для горенья, а не тленья.

Роберт Бёрнс:

Любовь, как роза, роза красная,
Цветёт в моём саду.
Любовь моя — как песенка,
С которой в путь иду…

Анна Ахматова:

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснёт,
Почудится в дрёме левкоя…
Но верно и тайно ведёт
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно её угадать
В ещё незнакомой улыбке.

Маргарита Алигер:

… Иль тебе непонятно, что значит любовь,
от которой нам некуда деться?
Это лёгкое тело, тяжёлая кровь
и крылатое светлое сердце.

Андрей Белянин:

В певучих строчках рыцарских баллад,
Под звон мечей и чаш она рождалась.
И с каждой песней вознесясь стократ,
Любовь с небесной сферою смешалась.
Понятие: «небесная любовь»
Для неба не жалело красок синих.
И даже в очертаньях облаков
Казались людям облики любимых…

Ирина Снегова:

У нас говорят, что мол, любит, и очень,
Мол, балует, холит, ревнует, лелеет…
А, помню, старуха соседка короче,
Как встарь в деревнях, говорила: жалеет…

Михаил Зырянов:

Любовь — она бывает разной.
Бывает бурной, как река,
Всё разрушающей, опасной,
На всё глядящей с высока,
Превозносящей выше крыши
Пронзительное «я хочу!»
И заставляющей всех слышать:
«Любой ценою получу!»…

Дмитрий Кедрин:

Щекотка губ и холодок зубов,
Огонь, блуждающий в потёмках тела,
Пот меж грудей… И это есть — любовь?
И это всё, чего ты так хотела?..

Вадим Шефнер:

Любовь — это пятое время суток, —
Не вечер, не ночь, не день и не утро.
Придёшь ты — и солнце сияет в полночь,
Уйдёшь ты — и утро темнее ночи…

Эльдар Рязанов:

Я, словно бабочка к огню,
Стремилась так неодолимо
В любовь, в волшебную страну,
Где назовут меня любимой.
Где бесподобен день любой,
Где не страшилась я б ненастья.
Прекрасная страна — любовь,
Ведь только в ней бывает счастье.

Пришли иные времена,
Тебя то нет, то лжёшь, не морщась.
Я поняла, любовь — страна,
Где каждый человек — притворщик.
Моя беда, а не вина,
Что я — наивности образчик.
Любовь — обманная страна,
И каждый житель в ней — обманщик.

Зачем я плачу пред тобой,
И улыбаюсь так некстати.
Неверная страна — любовь,
Там каждый человек — предатель.
Но снова прорастёт трава
Сквозь все преграды и напасти.
Любовь — весенняя страна,
Ведь только в ней бывает счастье.

Моё маленькое исследование закончено. Маленькое… Любовь — тема бесконечная. Как и любая другая.

«Далеко ли ускачет заяц в лесу! Только до середины леса. Ибо дальше он, по сути, скачет уже из леса. О, не хвастайся, что ты углубился и углубляешься дальше. Не будь столь самоуверенным. Ты углубляешься в глубь этого мира, и вдруг ты выходишь на той его стороне. А ты и не знал, что был в центре. Знал бы — может, и не стремился бы дальше… Ведь самое главное — остаться на половине, на половине пути, на полуслове…»

Имант Зиедонис, латышский поэт.

ИЩИТЕ СВОЮ ЛЮБОВЬ, НАХОДИТЕ ЕЁ ПОВСЮДУ И НЕ ЛЕНИТЕСЬ ЛЮБИТЬ!

Ваша Милена Апт, Libelle, Стрекоза.